Главная Бесплатно «Не сближайся». Как родительские страхи мешают построить личную жизнь уже взрослым детям?

«Не сближайся». Как родительские страхи мешают построить личную жизнь уже взрослым детям?

Ей немного за 30, она недавно вышла замуж и переехала в другую страну к мужу. Зарубежному браку предшествовала серия неудачных попыток построить отношения на родине. Отношения были, а душевной близости и тепла в них не было. Все время как будто что-то мешало.

С будущим мужем она познакомилась по работе, сначала они часто созванивались, в какой-то момент стали возникать совсем не рабочие темы, потом он приехал, потом еще раз. И вот оно закрутилось. Он казался таким заботливым и надежным. И она решилась…

Но переезд в другую страну, с чужим языком и культурой совсем не простое дело. С одной стороны – муж стал ВСЕМ. Фактически только через него происходит контакт с окружающими, даже с родственниками. Она не говорит на их языке, они не знают английский и тем более русский. Плюс к этому прибавилась финансовая зависимость от супруга.

С другой стороны, после переезда она плохо спит, панически боится забыть русский и уже в самом начале нашего разговора проскользнула фраза «Может я не доверяю своему мужу?».

Клиентке кажется разумным выходом начать собственную практику в бьюти сфере, но для этого требуется изучить местный язык и развивать знакомства в стране-проживания.

Но это сложно, с местными общаться не получается, клиентка описывает свое состояние-отношение «как будто блок стоит». Такая яркая метафора про блок мне показалась интересной. И дальше я предложила поработать с образом блока в технике эмоционально-образной терапии.

Клиентка стала представлять блок, и вместо блока возник образ «высокой основательной стены из белого кирпича». Я попросила клиентку сыграть роль этой стены. Находясь в роли, у клиентки резко поменялись ощущения в теле, возникло ощущение, что приходится держать большой груз, тяжело дышать и хочется плакать.

Я спросила про возраст стены – он чуть превышал возраст клиентки. Спросила, что стена делает — она защищает клиентку ото всех.

Далее привожу небольшой отрывок консультации:

П (Психолог): Откуда взялась такая стена?

К (Клиент): Ее построили какие-то люди.

П: Загляни — на кого похожи их лица?

К: На папу.

П: Кого защищает стена?

К: Цыплёнка. Его зовут Женечка. Ему 3 года. Цыпленку за стеной не плохо, но ничего не видно вокруг.

Когда клиентка представляет себя в роли цыпленка – ее наполняет ощущение веселости и беззаботности, совсем как-то по-детски.

Однако дальше клиентка ни с того ни с сего стала вспоминать рассказы из детства про то, как опасно во внешнем мире. Родители говорили, что доверять никому нельзя, особенно мужчинам: «Покажут конфетку и утащат. Потом найдут в лесу убитой.»

Не удивительно, что с таким родительским программированием, клиентка побаивается доверять мужу и плохо спит по ночам.

П: Скажи цыпленку: я тебе разрешаю не бояться.

К: Из образа цыпленка – ему захотелось перелететь через стену и посмотреть что-там?

П: Разреши стать цыплёнку тем, кем он был от природы.

К: Образ цыпленка преобразовался в орла.

Меня, как психолога, начали настораживать образы мужского пола. Я попросила идентифицироваться клиентку с орлом.

К: Ощущается большая ответственность, хотя и хочется глубже дышать. Но в груди ощущение гниловатого семечка, которое нет-нет да и пригодится, если нечего будет есть. Ой, да я же как папа…

Дальше на клиентку нахлынул поток воспоминаний про трагичную историю раскулачивания по папиной линии…

Я предположила, что отец клиентки пребывал в страхе и жил из внутренней установки «мир опасен». Судя по трагичной истории семьи – это установка возникла в прошлых поколениях и передавалась от отца к сыну, и затем к дочери. Чтобы как-то защититься от «опасного мира», в психологическом смысле была воздвигнута стена, которая с одной стороны как-бы защищала, с другой мешала тем, что не позволяла никому эмоционально приблизиться. Это своего рода запрет доверять окружающим или иногда его называют родительским предписанием «Не сближайся». С таким внутренним запретом крайне сложно строить эмоционально близкие отношения с партнером, т.к. для достижения близости требуется принять свои «слабые места» и приоткрыться (доверится) партнеру, а когда в голове правит такая установка – это видится невыносимо опасным.

Поэтому я предложила клиентке представить образ отца и попросить его самого позаботиться о своем «орле».

П: Скажи образу орла – я не буду больше тебя носить. Образу отца – ты сам можешь позаботиться о своем орле.

А теперь поблагодари «стену», за то, что она так долго тебя защищала и так же передай образу отца. Скажи – папа, это твоя стена, я больше не буду ее носить в своем теле.

К: Стало физически легче дышать.

П: Хорошо, теперь у тебя внутри освободилось место, попробуй представить, что же по природе вещей должно было у тебя быть вместо стены и орла?

К: Представился букет прекрасных розово-фиолетовых цветов.

П: Соматизируй образ цветов.

К: Цветы зашли в грудь, и по всему телу стало разливаться тепло. Очень комфортное состояние.

В след за изменением состояния у клиентки пропал страх забыть русский и появилось желание учить местный язык.

Меня всегда завораживает, как через образы, можно быстро обнаружить защитные механизмы и установки, перенятые от родителей в далёком детстве, понять, как они влияют на клиента и переработать их. Играя роль образа, часто откуда-то из глубин подсознания приходит нужная информация. Остается ее только правильно понять.

Возвращая образы стены и орла, клиентка внутренне отказывалась от перенятых у отца страхов и моделей поведения (говоря психоаналитическим языком — обнаружила в себе отцовские интроекты), одновременно «нащупывая» что-то свое женское и близкое ей (образ цветов).

Конечно, такая глубокая работа далеко не всегда получается сразу. Очень много зависит от самого клиента и от внутренней готовности смотреть вглубь себя.

0 комментарий
1

Похожие публикации

Комментировать